Интервью » Крым »

Андрей Сенченко: Мы отдаляем возвращение Крыма

О том, когда Украина вернет Крым и какие усилия для этого должны приложить украинская власть и общество, рассказал глава Всеукраинского правозащитного движения «Сила права», уроженец Крыма, Андрей Сенченко.

Интервью было дано корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA.

Новости Украины – From-UA: — Андрей Виленович, добрый день! Какая сейчас в реальности ситуация в Крыму?

Андрей Сенченко: — Душная атмосфера оккупации — наверно, это будет самое обобщающее определение, потому что я каждый день общаюсь с теми крымчанами, кто вынужден проживать там, так они в один голос рассказывают, что «мы сюда приезжаем просто как в Европу — вдохнуть чистого воздуха». Это при том, что, безусловно, у нас есть достаточно много проблем, но все познается на контрасте. То, что Россия, захватив Крым, пытается превратить его в военную базу, при этом не заботясь больше ни о чем: ни о курорте, ни о насущных проблемах крымчан, — это сегодня уже очевидно даже тем, кто в это не хотел верить.

Реальная российская действительность, которая пришла на территорию Крыма, многих шокировала, потому что были какие-то яркие картинки московской жизни по российским каналам, и все думали, что это будет филиал этой сладкой жизни в Крыму. На самом деле, если говорить о пенсиях, был этап «фейерверка», когда просто всем пересчитали пенсии и таким образом умножили украинские, а цены и товары еще по инерции были украинскими — и пенсионеры хлопали в ладоши.

Но сейчас все это уже не так. Во-первых, с 1 января 2015 года уже пошло начисление пенсий по российскому законодательству, а цены-то подросли до общероссийского уровня. Те, кто получил со старта политически мотивированные рекламные пенсии и заработные платы, в итоге поостыли. Зарплаты просто поотнимали, а пенсии постепенно съедает инфляция. Ну а цены уже выросли, и в силу того, что это оккупированная территория и, в конце концов, удалось заблокировать преступную торговлю через перешеек, то, соответственно, логистика добавляет немаленькую составляющую в эти цены. То, что сегодня в Крым поступают продукты среднероссийского качества (а есть это вообще нельзя), и цены выше, чем в Москве, просто шокирует население.

В Крыму бизнес практически вымер, на сегодня люди, по сути, лишены источников зарабатывания средств, что является результатом российской агрессии и оккупации — это тоже очевидно. Относительно благополучно в финансовом смысле чувствуют себя только силовики. Это вообще российская картина, потому что власть в России в целом, не только в Крыму, держится на штыках и полицейских дубинах.

Но в Крыму есть свои особенности, потому что российские репрессивные структуры развернуты на оккупированной территории по нормам, втрое выше, чем в Москве и в Петербурге. Потому что для российских оккупационных властей каждый крымчанин, независимо от того, он возмущался или он бегал с триколором, когда они захватывали Крым и проводили эти фейковые референдумы, относится к группе риска. Собственно, отношение, как к ненадежным папуасам. Безусловно, для оккупационных властей есть особые группы риска — это крымские татары и молодежь, которая не знает, что такое СССР, так как для них это пустой звук. Их Родину оккупировали и создали этим уйму проблем. Крымские татары в основной своей массе — тоже понятно. Как и в любом народе, есть и герои, и негодяи.

Что делает на сегодняшний день Украина, чтобы вернуть Крым? Какие уже разработаны механизмы и работают ли они?

Я, к большому сожалению, должен констатировать тот факт, что у нас нет украинской власти. Есть группа торгашей, которые в результате разного рода манипуляций назвали себя украинской властью. Господин Порошенко пришел во власть путем обмана, потому что он с первого дня своей избирательной кампании рассказывал про мирный план Порошенко. Но дело в том, что у него ни тогда не было никакого мирного плана, ни сейчас нет. У нас нет парламента, потому, что нет легитимного большинства, а они прячут списки, в которых нет необходимого количества депутатов. То есть они незаконно присвоили себе властные полномочия, и главное из этих полномочий — это формирование правительства. И когда эта собравшаяся группа депутатов рассказывает, что у них есть достаточно голосов и в результате манипуляций формирует незаконное правительство, тогда мы, соответственно, понимаем качество этого правительства. Это огромная проблема.

Этих людей, в силу того, что у них совершенно иные приоритеты — их не интересует страна, оккупированные территории, их интересует только нажива с использованием этой присвоенной власти. И квалификация этих людей нулевая — там значительная часть с купленными дипломами. Поэтому эта публика просто не понимает многие вещи. Они, по сути, до основания разрушили систему государственного управления и систему обеспечения жизнедеятельности страны. Мы даже не говорим про оккупированные территории. Они демонстрируют с самого начала абсолютное равнодушие и к Крыму, и к Донбассу и рассматривали их только как две поляны для наживы по схеме Приднестровья. Вот когда общество жестко захлопнуло эту возможность, когда люди повалили электрические столбы по дороге в Крым, или когда в поддержку товарной блокады Донбасса люди начали занимать обладминистрации, только тогда власть встретилась с мозгами и сама уже узаконила эту блокаду. Это все говорит о том, что, к нашему сожалению, верхушка украинской власти с большим удовольствием забыла бы о Крыме и Донбассе, лишь бы им гражданин Путин разрешил и дальше грабить оставшуюся территорию. Мы — граждане с этим никогда не согласимся.

У нас власть вырождается в некий набор виртуальных действий. Они постоянно создают какие-то картонные дурилки, которые пытаются раздавать народу. Что Министерство по делам оккупированных территорий — это абсолютно бредовая конструкция, что МинСтець. Но наше общество должно признать, что, например, МинТукаГрымчак появилось в результате энергичного, если не сказать агрессивного нажима общественности, которая настаивала, что нам нужно Министерство оккупированных территорий, всякие политологи там бегали. Но любой человек, который разбирается в государственном управлении, сказал бы, что это бред. Почему?

Потому что берем, допустим, любого вынужденного переселенца, хоть из Крыма, хоть с Донбасса. Проблемы, которые у этого человека возникли, они касаются фактически любого центрального органа власти в нашей стране: это и вопрос пенсионного обеспечения, если пожилые в семье, и вопрос образования, если молодежь, и вопросы миграционной службы, и вопросы трудоустройства, социальной помощи — это все разные ведомства. И пошло-поехало по кругу практически все. Возникает вопрос: а когда вы создаете Министерство оккупированных территорий, вы же понимаете, что провоцируете все остальные ведомства к тому, чтобы они сказали: все, пусть теперь новое министерство всеми проблемами и занимается. И тогда что, у нас в Министерстве оккупированных территорий создавать департаменты с названиями всех остальных министерств и, по сути дела, быть малым Кабинетом министров? Это тоже бред.

То есть это на самом деле просто ошибка. Такое ведомство не нужно. Должен быть правительственный комитет, в котором представлены хотя бы на уровне первых замминистров все ведомства, причастные к решению вопросов оккупированных и прифронтовых территорий, а также переселенцев. Этот правительственный комитет должен возглавлять первый вице-премьер и каждую неделю ставить задачу и спрашивать об исполнении. Тогда проблем будет меньше и действия будут более осмысленные. Но у нас всю политику и, самое главное, государственное управление разрушили, заменили фейками, поэтому что МинСтець, что Министерство оккупированных территорий — это просто сплошной фейк.

Что в свою очередь делает Россия, чтобы удерживать Крым, в противовес Украине? И получается ли это у нее?

Да Россия в этом вопросе действует не в противовес Тукам и Грымчакам, а реализует свою глубоко продуманную преступную стратегию. Понимаете, в чем отличие — в том, что они имеют стратегический план. И это, кстати, касается не только Крыма и Донбасса. Я вам приведу пример. Давайте отвлечемся от Крыма, и поговорим о Донбассе. Если посмотреть динамику изменения линии фронта на Донбассе с самого начала активных военных действий, условно говоря, май-июнь 2014 года, и как она дальше видоизменялась, то мы с вами увидим, что она сложилась в сегодняшнем виде не случайно. Если мы эту линию наложим на карту угольных шахт Донбасса, которые добывают энергетический уголь, то мы увидим, что пока с нашей стороны Гелетей с Муженко бегали наперегонки и на очередном сельсовете водружали украинский флаг, на некоторых по три раза, а потом бежали на Банковую и там щелкали каблуками, докладывая, что «мы в таком-то селе восстановили украинскую власть», то в это время РФ отрезала нашу страну от источников энергии. То есть русские понимали, что они создают стратегическую проблему, пока наши придворные решали мелкие тактические задачи.

И точно так же в отношении Крыма. Хотя тут еще хуже, потому что украинская власть вообще не занимается ничем. И более того, пытается из-за спины приторговывать через Фирташа. Я имею в виду, что уже в лоб не получается, так теперь вокруг, через российскую территорию, а потом через Керченский пролив в оккупированный Крым поставляют сырье с украинских горно-обогатительных комбинатов на заводы Фирташа, тем самым поддерживая остатки экономики полуострова и сокращая расходы Путина на содержание оккупированного Крыма. Вот это делает украинская власть. А что делает в это время Российская Федерация? Они в это время разворачивают там мощную военную базу — каждый день укрепляют, бетонируют, инвестируют и т.д.

Удастся ли Украине с помощью международного сообщества вернуть полуостров? И когда это может произойти?

Мы его точно вернем. Более того, если бы украинская власть этим занималась, то мы бы либо уже вернули, либо уже находились на пороге возвращения. Но я ответственно говорю, что при этом президенте, парламенте, правительстве мы не приближаем этот час, а отдаляемся от него. Порошенко с Яценюком, три с лишним года фактически контролируя парламент и правительство, были заняты только разграблением страны.

Слепить из этой «элиты» что-то полезное для страны просто невозможно, с ними надо прощаться. Быстрее простимся — быстрее вернем наши территории и восстановим мир.

Учитывая, что из Крыма выехало население, которое «за» то, чтобы быть в составе Украины, можно ли утверждать, что Крым еще наш?

Я бы не совсем согласился с вашей оценкой, что большая часть тех, кто «против», выехали. Поскольку я прожил всю жизнь в Крыму и достаточно долго работал в крымском правительстве и занимался крымской политикой, я имею свои индикаторы, которые позволяют мне сделать определенные выводы. На мой взгляд, во-первых, в этом так называемом референдуме участвовало порядка трети населения — 35-37% максимум, причем неравномерно. Если в Севастополе или Керчи все просто с ликованием шли отдавать свой голос, то в некоторых сельских районах реальная явка была 5%, то есть в среднем пошли чуть больше трети населения, но не все голосовали «за». Поэтому цифры 97-98%, чтобы никого не гипнотизировали, — это вранье.

Потом следующий вопрос. В тот момент времени Крым находился в определенном смысле в шокированном состоянии, потому что российские зомбоящики во время Майдана очень мощно накачивали людей, и вот эти все рассказы, про какие-то поезда с бандеровцами, огонь из пасти, рога-копыта и т. д. какую-то часть привели в неадекватное состояние. А в стабильном состоянии (в этом смысле оно вернулось к стабильному состоянию) крымское общество делится на три группы: примерно 20% — это люди, для которых Крым и наша страна — не родина, это просто место жительства, то есть это семьи военных, которые еще перед развалом Союза были демобилизованы с Камчатки, с Северного флота и т.д., которые имели право выбрать, мол «я хочу в Крым» — «ну, окей, езжай в Крым». Еще примерно 20% — это крымчане, которые патриотически настроены по отношению к Украине и достаточно активны в этом смысле. Это большинство крымских татар, не все, но большинство. И это просто граждане Украины, жители Крыма других национальностей разных возрастных групп. И самая большая группа — 60% — это те, которые были ориентированы на быт, как говорят, на свой холодильник. Многие из них рассчитывали на курортную сферу, на то, что «поедут толпы богатых туристов из России». На самом деле нормальных людей, которые ездили отдыхать, Крым потерял, потому что какой может быть отдых?! Ведь отдых — это положительные эмоции, это воспоминания, а какие могут быть положительные эмоции в душной атмосфере оккупации? Это очевидно.

Туда сейчас завозят публику, которая себе вообще никогда в жизни это позволить не могла, и все развлечения у них — это паленая водка и ливерная колбаса, порезанная на газетке. Это уже не тот турист. В 60% пассивных оптимистов, рассчитывавших на российский рог изобилия, в какой-то степени бизнес входил, который тоже думал: «А вот все будет, прямо как по телевизору в Москве». И могу сказать, что эти все разочаровались очень серьезно, потому что бизнеса нет, курорт не работает, поливное земледелие просто прекратило свое существование, ну и т. д. Все эти люди получили огромный клубок проблем, поэтому сегодня у них уже нет энтузиазма в отношении РФ и перспектив Крыма. Но вот те, первые, пророссийские 20%, они не изменили своего мнения. На их отформатированные мозги повлиять практически невозможно. Что же касается остальных, то действительность оккупированной территории многих отрезвила.

Власть должна не комиксы по деоккупации и реинтеграции издавать, а реально готовить возвращение и реинтеграцию территорий. В условиях интеллектуальной недостаточности власти этим приходится заниматься обществу. У нас есть определенная концепция в рамках того движения, которым я занимаюсь — «Сила права». Например, один из вопросов — это вопрос гражданства, как его отрегулировать. Представим себе, что завтра мы вернули Крым — а там 2 миллиона человек с двумя паспортами. Во-первых, ни одного косого взгляда в адрес этих людей быть не должно, потому что второй паспорт, который они получили, — это на самом деле пропуск по оккупированной территории, такой «аусвайс» как во время Второй мировой войны. Не вина этих людей, что страна в определенный момент не смогла их защитить, и они вынуждены сегодня вот так выживать. Но завтра, возвращая Крым, мы не можем согласиться с тем, что будет 2 миллиона человек с двумя паспортами, поэтому государством должен быть установлен порядок, и он должен заключаться в следующем.

В течение года каждый, кто оказался в оккупации, должен прийти в миграционную службу и заполнить декларацию. Кто-то говорит, что «я себя считаю гражданином Украины», тогда окей, ты заполняешь декларацию о том, что ты подтверждаешь, что ты граждан Украины, и если у тебя был второй российский паспорт, то ты его сдаешь. Если ты говоришь, что ты его не получал, потерял, сжег — ну, всякие случаи бывают, то ты письменно подтверждаешь, что «у меня второго паспорта и российского гражданства нет». И в этом случае человек пользуется всем правами: избирательными, пенсионными и т.д. Но если потом у него из заднего кармана случайно выпадает второй паспорт, полученный у оккупантов, то в этом случае должна быть административная ответственность в виде такого штрафа, чтобы никому неповадно было с этим играться. То есть в финансовом плане это должно быть очень больно.

Теперь вторая версия — она касается 20% людей с корнями в России, но проживавших до начала оккупации в Крыму. Если бабушка в 90 лет говорит, что «я хочу умереть русской» — зачем эту бабушку мучить? В этом случае она заполняет декларацию и говорит, что она отказывается от украинского гражданства, сдает свой украинский паспорт и считает себя гражданкой РФ. И никаких гонений. Если она проживала на территории Крыма до 20 февраля 2014 года, то она автоматически должна получить пожизненный вид на жительство, все ее имущественные права, безусловно, соблюдаются и гарантируются украинской властью и Конституцией, но пенсию она получает из России и не голосует. Это справедливо. Но если, опять-таки, у нее потом случайно из сумочки выпадает украинский паспорт, то тогда она имеет удовольствие в виде огромного штрафа, такого, чтобы неповадно было этим заниматься. Нормальный справедливый механизм. Но это я привел лишь один из примеров.

Наша власть лжет, что у них есть проект закона о деоккупации и реинтеграции — на самом деле это два разных процесса. Сначала надо освободить территории — это один набор усилий, а потом ее нужно реинтегрировать. Это касается и Крыма, и Донбасса. И урегулировать нужно многие вещи: и вопросы гражданства, и вопросы ответственности за нарушение украинских законов в период, когда начиналась оккупация, и в процессе жизни на оккупированной территории, чтобы люди понимали, что за это положена уголовная ответственность, но такие категории украинская власть амнистирует, а вот такие будут отвечать в суде и сидеть в тюрьме, за такого рода нарушения положена административная ответственность и она будет выражаться в том-то. Это огромная работа. Ее нельзя сделать в последний момент. Завтра Крым возвращается — а степень готовности украинской власти к реинтеграции оккупированных территорий нулевая. В первую очередь, с точки зрения интеллектуальной и законодательной.

Юлия Процышена, Новости Украины – From-UA

Метки:

Комментировать: