Аналитика » Выборы »

Популисты и Меркель. Размышления после выборов

Есть ли в Германии перспективы у партий, считающих, что Путин оккупировал Крым справедливо? Выборы 13 марта в ландтаги (парламенты) трех земель ФРГ — Баден- Вюртемберга, Рейнланд-Пфальца и Саксонии-Анхальт — стали холодным душем для партии Ангелы Меркель, Христианско-демократического союза (ХДС) и ее партнеров по коалиции, Социал-демократической партии Германии (СДПГ). Во-первых, из-за резкого, порой двузначного, падения голосов, поддержавших эти партии. Во-вторых, из-за того, что голоса ушли в пользу «Альтернативы для Германии» (АдГ), партии евроскептиков, которую многие считают партией правых популистов. Избиратели, явка которых оказалась рекордной, проголосовали против миграционной политики канцлера.

Это признала и сама Меркель, комментируя выборы. Можно только догадываться, какие чувства ее обуревали, но внешне удар он выдержала, пообещав, что курс все равно менять не собирается. «Я твердо убеждена в том, что нам нужно европейское решение, что это решение требует времени», — заявила глава правительства, комментируя в понедельник произошедшее.  Единственным проявлением ее разочарования стала фраза: «Это был тяжелый день для ХДС».

СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ ПОПУЛИЗМА

ХДС набрала наибольшее количество голосов только в Саксонии-Анхальт (да и то менее 30%), в Рейнланд-Пфальце выиграла СДПГ, тогда как в Баден-Вюртемберге историческую победу одержали «Зеленые». И проблемой является то, что ни в одной из трех земель действовавшие до того коалиции не набирают необходимого большинства. Теперь нынешним партиям власти — ХДС и СДПГ — придется искать союзников в среде не то чтобы противников, но оппозиционеров  — «Зеленых» и Свободной демократической партии Германии (СвДП). Но альянс из трех партий — а только такой и возможен в двух землях — сооружение непрочное и грозящее развалиться в любой момент.

1

Каким бы ни был расклад сил, можно не сомневаться, что с партией евроскептиков разговоры о создании правящей коалиции вряд ли кто-то вообще даже будет заводить. Коалиционироваться с АдГ «традиционные партии» категорически отказались заранее. Не хотят они иметь ничего общего с партией, за которой закрепилась оценка «правопопулистская».

Сами «альтернативщики» с таким определением не согласны (хотя летом 2015 года многие известные личности покинули партию именно из-за роста популизма). И уж тем более оскорбляются, когда кое-кто (а таких немало) называют их экстремистами и ассоциируют со скандальной антиисламистской PEGIDA. (По крайней мере, на многотысячном митинге откровенных экстремистов и неонацистов из PEGIDA в Берлине накануне выборов, где среди множества знамен, были, к слову, российские и даже «ДЛНРовские», — флагов и эмблем АдГ автор этих строк не заметила).

Партия замахнулись на то, чтобы называться «народной партией». Об этом руководство АдГ поведало журналистам. Очень смелое заявление, учитывая то, что так в ФРГ называют партии, к числу сторонников которых относится подавляющее большинство избирателей страны из самых разных слоев населения. Традиционно «народными» считаются блок ХДС/ХСС и СДПГ. И вот теперь партия-выскочка присваивает себя «звание» народной. «Мы действительно социальная партия, партия простых людей», — говорит сопредседатель АдГ Александр Гауланд.

«Мы сами по себе», — подчеркнула на пресс-конференции в Берлине в понедельник лидер, 40-летняя Фрауке Петри, энергичная, веселая с обаятельной улыбкой. «Независимыми были, независимыми и останемся», — заявила победительница перед десятками камер, упрекнув при этом, что пресса, в общем, предвзято относится к ее политсиле.

mde

Но не только СМИ углядели в подходе АдГ неприкрытый популизм. К такому же выводу пришли и социологи из Института изучения демократии в Геттингене, присмотревшись к предвыборной кампании партии. Альтернативщики сумели подстроиться под настроения масс, «подогнав» свою предвыборную программу под потребности в каждой конкретной земле. В двух из них, бывших западных землях, где избирателю в принципе претит популизм, они представляются партией консерваторов, в бывшей ГДР-овской, где более сильны протестные настроения, — «народно-национальной». Популизм в чистом виде. При этом на совершенно конкретные вопросы журналистов о программе ни один из ее руководителей на пресс-конференции не смог дать четкого ответа, кроме общих лозунгов. Но заверили, что все будет. После съезда.

Почвой, питающей популизм в европейской политике, является в настоящее время, в основном, миграционный кризис. Ведь изначально, в 2013 году АдГ организовывалась как партия именно евроскептиков (на фоне кризиса в еврозоне главным ее требованиям был отказ от евро и возвращение к национальным валютам). И как таковая особой популярности не приобрела (4,8% на выборах в бундестаг в 2013 году). Но стоило разразиться кризису беженцев, как АдГ «словила волну» настроения общества, и рост ее популярности стремительно взмыл, численность выросла уже до 20 тысяч человек. «Если европейская политика не работает, а она не работает, надо принимать национальные меры» — эти слова бальзам на душу немалого количества немцев. И, надо добавить, европейцев — партия набрала 7% голосов и получила 7 мест из 96 возможных в Европарламенте.

Вот на этом фоне недовольства партия, рейтинги которой в Германии еще в середине 2015 года не поднимались выше 3-4 процентов, получает в Саксонии-Анхальт беспрецедентное второе место у AдГ — целых 24,2%.

БУДУЩЕЕ ПАРТИИ БЕЗ ПРОГРАММЫ

Земельные выборы очень важны в Германии, поскольку от расстановки сил в ландтагах зависит состав бундесрата (представительства 16 федеральных земель на общегосударственном уровне), который имеет право блокировать многие инициативы федерального правительства.

Выборы в трех названных землях имеют особое значение. И не только потому, что на их территории проживает почти 13 млн избирателей, около 20% общего числа в стране. Но именно выборы 13 марта, «супервоскресенье», должны были стать «лакмусовой бумажкой» и определенным проецированием будущих выборов в бундестаг.

В сентябре этого года еще состоятся выборы в Мекленбурге-Передней Померании и Берлине, имеющем статус субъекта федерации. Но уже и сегодня АдГ имеет своих представителей в половине земельных парламентов. Можно не сомневаться, что партия преодолеет необходимый 5-процентный барьер и осенью 2017 года пройдет в высший законодательный орган страны.

3

Впрочем, вряд ли с такими поразительными показателями, считает берлинский политолог, сотрудник немецкого отделения Фонда Маршалла Йорг Форбриг. «Думаю, для АдГ это определенный пик, после которого они начнут терять популярность и в бундестаг после выборов попадут, но с гораздо меньшим процентом», — делится он своим мнением с корреспондентом Укринформа в ФРГ. Эксперт не видит возможностей роста партии: слишком много проблем внутри нее, слишком мало содержания и слишком велика ставка на протест. В минувшее воскресенье им, действительно, удалось мобилизовать многих людей, которые раньше никогда или очень долго не голосовали, поэтому так высока была явка. «Но теперь надо продолжать привлекать этих людей, а это будет очень сложно для АдГ, потому что они мобилизовали избирателей в негативном смысле, против истеблишмента, против власти, против других партий. Удержать же контингент длительное время можно лишь в том случае, когда есть что предложить ему в позитивном плане, что-то, что будет идентифицировать их с партией. А у АдГ даже нет партийной программы», — говорит Форбриг.

И если ситуация с мигрантами будет выравниваться, это неминуемо приведет к падению рейтингов АдГ. Популисты, в том числе и правые, и раньше проходили в региональные парламенты, однако надолго там не задерживались (ни «Республиканцы», ни Немецкий народный союз, ни Национал-демократическая партия Германии, ни однодневка под названием Партия наступления правового государства).

МЕРКЕЛЬ ПОСЛЕ «ВСТРЯСКИ»

Но в самой «Альтернативе для Германии» пока упиваются победой. И надеются в один прекрасный день даже, возможно, стать партией власти. «Воскресенье было очень удачным днем, великим днем для демократии в Германии», — ликует глава партии Фрауке Петри.

dav

В правительстве настроены более скептично. «Многие заявления, которые сделала АдГ в прошлом, являются вызовом демократии, они антидемократичны и враждебны демократии», — заметила в тот же день представитель МИД ФРГ Завсан Шебли. И выразила убеждение, что за рубежом, к счастью, вряд ли ассоциируют Германию с этой партией, которая уж точно не выражает мнение большинства народа ФРГ. А народ этот гуманен, добр и готов дать приют каждому, кто просит убежища. «Но это выбор людей, мы должны его уважать, это демократия», — согласна в чем-то с Петри дипломат.

Появление на политической арене подобной силы в целом и неплохо, считает и Йорг Форбриг. «Это означает на самом деле то, что Германия возвращается к нормальному состоянию: во всех европейских странах есть такие правые партии, а Германия была до настоящего времени исключением, у нас такой партии не было. Так что в определенном смысле, мы возвращаемся к нормальности, у нас есть электорат в правом спектре», — говорит он.

Прошу Форбрига прокомментировать сказанное мне вице-председателем «Альтернативы для Германии» Александером Гауландом о том, что партия выступала и будет выступать против любых антироссийских санкций, включая крымские; что передача Украине Хрущевым полуострова, «завоеванного Великой Екатериной для России и должного ей принадлежать», была «странным актом, повлекшим огромные сдвиги»; что все вопросы надо решать сообща с Россией. Интересуюсь у эксперта тем, как приход таких политиков может сказаться на курсе Германии, в том числе и внешнеполитическом.

Берлинский политолог считает, что никакого изменения курса не стоит ожидать. Не стоит думать, что успех АдГ «как-то серьезно ослабляет Меркель». И уж точно, это не заставит ее изменить свою позицию. Она очень четка в своем упорстве по кризису беженцев и не изменила его существенно за последние пару месяцев, несмотря ни на что, даже на угрозу потерять электорат.

5

«Мы тут видим, возможно, момент ослабления Меркель, но с другой  стороны, мы видим признаки того, что ее позиции укрепляются опять», — говорит Форбриг. Он считает, что у кризиса беженцев появился, наконец, свет в конце туннеля, Меркель знает, что некоторые из мер, которые предпринимаются, срабатывают. Таким образом, в настоящее время давление на нее начало ослабевать, что подтверждают и результаты опросов общественного мнения, которые показывают пусть и незначительный, но все же рост рейтинга канцлера.

«Все это поможет Меркель вернуться очень сильной в политическом смысле и без изменений позиций», — уверен собеседник агентства. И именно сейчас, по его наблюдению, Меркель настроена более чем когда-либо говорить о принципах. «В прошлом мы часто являлись свидетелями, когда она могла менять свою позицию буквально за ночь, была медлительна  в формулировании своей позиции и так далее. Но в последние 2-3 года она превратилась в очень сильного принципиального политика, в том, что касается кризиса беженцев, но также и в отношении России и еврозоны», — говорит Форбриг. Он не сомневается, что не будет никаких изменений не только по вопросу беженцев (где для Меркель принципиально важно сберечь открытыми границы внутри ЕС, найти европейское решение), но и в отношении России. «Потому что это для нее принципиальный вопрос: Россия нарушила международное право. И это нельзя оставлять без наказания», — подчеркивает эксперт. И Меркель не перестает повторять, что санкции против России зависят от выполнения минских договоренностей, напоминает он.

В целом, резюмирует Йорг Форбриг, даже несмотря на выборы, позиции Ангелы Меркель «не так слабы, как кажутся». В ее собственной партии ей нет альтернативы и никто не может составить ей конкуренцию. Соратники по коалиции социал-демократы не будут разрушать этот альянс, потому что именно они в таком случае окажутся проигравшей стороной на выборах, не говоря уже о «сестринской» партии, Христианско-Социальном союзе. Так что то, что кажется поражением на земельных выборах, вовсе не стоит торопиться называть концом Меркель и ее партии. Такая встряска, напротив, заставит «железную канцлер» удвоить ее усилия для решения проблем.

Ольга Танасийчук, Берлин.

Метки: , , , , , , ,

Комментировать: